Жизнь

Записки Деда. Дунайские перекаты

Записки Деда продолжаются рассказом о том, как судно шло по дунайским перекатам. А главное, стоит ли стремиться показать себя, не имея для этого должного опыта…. Очень поучительная история. Да разве бывают у Деда простые? Все они с юмором и превеликой живостью описывают суровые будни моряков гражданского флота, где каждая вахта – борьба не только за жизнеспособность судна, но и за жизнь собственную. Особенно, если капитан устремляется к вам в кальсонах и с пятикилограммовой вымбовкой в руках, с криком: «Убью, иезуит!»

Итак, история начинается.

Записки Деда. Дунайские перекаты

Вахтенные матросы подбирались так, чтобы на вахте с 8 до 12 был человек, который мог бы разбудить старшего рулевого «Ленинграда» Толика Опрыжко. Толик мог считаться разбуженным лишь после того, как его руки легли на штурвальное колесо. Начинать будить надо было с 23-00. Сначала он  бодро отвечал «угу», затем засыпал поперёк койки, затем ему одевали тельняшку, одевали «гадешники», куртку, ставили на ноги, выталкивали из кубрика, провожали до рулевой рубки. Ваня Юленко как-то не довёл его до рубки,  и только  через  20 минут обнаружил его снова спящим на брезентовом чехле бухты стального троса.

Толик был «ллойдовским» рулевым, он проходил любой перекат на Дунае, шутя, чувствовал их каким-то внутренним чутьём. Если Толик вызывал матроса с носа замерять глубину, то это значило 95% вероятности возникновения нового наноса или переката. Капитан Виктор Григорьевич Сопов (45 лет на перекатах Дуная) доверял ему самые сложные дунайские проводки. Дунай

В эту  тёплую  июльскую ночь церемония побудки Толика проводилась как обычно. Ваня Юленко спел ему «Бесамэ мучо», штурман Тапанущенко матюгался на всех языках придунайских стран, а я жалобно тянул своё фирменное «ну, Толи-и-и-к…». По дороге на мостик Толик уснул в офицерском гальюне, поэтому пришлось взломать защёлку и извлечь его из деликатного помещения. Посочувствовав ему, что придётся проводить под Будапештскими мостами 12 барж, мы разбрелись по «ящикам».  Толик довёл караван до Будапешта, развернул  и  поставил  на якорь.

Дул сильнейший навальный ветер в сторону левобережного Чепеля. Недавний выпускник Астраханского мореходного училища (Дунайская спецгруппа штурманов) Серёжа  Меленков внимательно смотрел на работу Толика, время от времени, тем не менее, делая ему замечания. Серёжа делал первый рейс в качестве  3-го штурмана и  его самолюбие, когда он смотрел  на уверенно работающего рулевого, жесточайше  страдало. Он не знал ни единого переката, и каждая его вахта походила  на пытку. А Толик уже проснулся, и то пел Ванюшино «бесамэ мучо», то на все мотивы моё «ну, Толи-и-и-к…». Он никогда не ругался, несмотря на непрерывные провокации Тапанущенко.

Толик «распаковал» караван по парам и чётко и чисто, как всегда, провёл первую  пару под мостами стольного града мадьяр. Потом сделал  широкую  циркуляцию с учётом навального ветра и короткого буксирного троса, скомандовал напротив Чепеля «отдать якоря!» баржевикам. Баржи встали как вкопанные. Проволок вторую пару и также, аккуратно и точно сзади первой пары пристроил  вторую. После четвёртой пары услышал недовольный голос Сергея| «Рулевой  Опрыжко, вы делаете слишком большую циркуляцию при развороте и теряете время». Сергей  потянулся к штурвалу. Толик поставил штурмана в известность, что  только ему разрешается проводить караваны под мостами Будапешта. Он не хвастал, но штурман уже верещал что-то о недисциплинированности, нарушении субординации и многих других вещах, которым учат на последних курсах мореходных училищ. «Чёрт с тобой, в случае чего –  успею перехватить штурвал», – подумал Толик и уступил колесо.

Пятая пара прошла под мостами нормально, если не считать того, что у Маргита едва не царапнули левобережный бык. У Чепеля штурман резко положил «лево на борт». У Толика засосало под ложечкой. Рогатые, с якорями на весу, полуторатысячные танки проскочили рядом с кормой буксировщика. Сергей дал «полный», буксир дёрнуло, накренило, и танки  оказались точно в корме предыдущей пары, даже якоря не надо было отдавать. «Ну, хлопец, либо ты везучий, либо сразу родился в мичманке!», – удивился рулевой. Посмотрел на часы и убедился, что штурман пару провел на 7 минут шустрее, чем он.

Пошли  за последней парой. Когда делали циркуляцию у Чепеля, Толик, увидев что штурман намерен еще резче сделать «лево на борт», кинулся к штурвалу, но он уже крутился быстро, очень быстро! Он не успел — на корму «Ленинграда» неслись два пустых танкера с полу тонными якорями на бушпритах. «Полный вперед» машина мгновенно  отработать не  смогла. Страшный удар в корму буквально завалил буксировщик на борт. Грохнули на палубу оторвавшиеся якоря, загремели  якорные цепи, скрежет железа и страшный рёв капитана, стоявшего в кальсонах у входа в штурманскую: «Опрыжко, иезуит, убью!».  Толик нёсся вокруг  носовой надстройки со скоростью призовой лошади в Дерби, сзади капитан, в кальсонах с развевающимися тесёмками, с пятикилограммовой вымбовкой в руках. Добежав до форпика, Толик  приподнял броняшку и нырнул  в темноту, по люку капитан загрохотал металлической вымбовкой. «Бить будете?», — справился. «Убью!», — ответило привидение в кальсонах и тут же приказало вахтенному держать рулевого  Опрыжко в форпике до Измаила.

Пахло  всем, что  только  могут якорь-цепи достать со дна Дуная. От смрада  саднило  в горле. Здесь же хранили картошку. Толик повеселел: картофель на теплоходе любили все. И, вдруг, он вспомнил, что в том районе, куда ударили танки, был коффердам с двадцатью тоннами авиационного бензина. Вспотел и начал  ждать  взрыва. Крен есть, а взрыва нет. «Ну не от взрыва, так от вымбовки», — подумал, и от страшного нервного потрясения погрузился в полусон-полу кошмар. Проснулся от шпионского стука в люк. Ванюша Юленко осведомлялся, хочет ли он есть. Толик поинтересовался, нет ли поблизости капитана, и принял миску  борща  и здоровенный каравай хлеба. Судно заварил. Танки разворотили борт всего в одном метре от коффердама с бензином.

К вечеру Толика амнистировали, а в следующий рейс они с Серёжей  старательно мыли гальюны, душевые и палубу, а в свободное от работы время помогали чистить картошку на камбузе.

Продолжение следует… Записки Деда. Первый рейс

Оставить комментарий

Дизайнерская одежда Грейс Чэнь: сочетание двух культур

Дизайнерская одежда Грейс Чэнь: сочетание двух культур

Как научиться петь

Спешите обновиться или Когда появились брюки

Кто и когда изобретал огнестрельное оружие

Исторические справки о красоте

Спешите учиться – это пригодится

Экскурс в историю появления компьютерных игр

Что такое казино. Немного истории

Царская охота приедет к вам из Xrustalik.ru

Жизнь – игра. И шанс в ней – лотерея

Что подарить на Новый год-2023

Хорошая экипировка – первый шаг к успеху

Требования к посуде для кафе и ресторанов

Дверная ручка тоже имеет свою историю

Птица Веселун научит вас смеяться

Очки сейчас и в древности. Чуть-чуть истории

Откуда родом наш утренний кофе

Здоровье – главное в жизни человека

Фоточки… Фоточки? Фоточки!

Летняя футболка, что телега. Потому готовимся к сезону сейчас

Интересные факты о спорте

© 2012-2023 "Путь Востока" Яндекс.Метрика