Жизнь

Записки Деда. Канадская магия и бюро Крессана

 Надежда Калинина   19 августа 2013

Записки Деда снова продолжаются. И сегодня это рассказ о некоторой магии, свойственной канадской нации, с небольшим украинским уклоном, а также о мебели известного мастера старой Франции XVII-XVIII веков….

Записки Деда. Канадская магия и бюро Крессана

К нам на пароход зачастил с визитами Питер то ли Загоруйко, то ли Загорайко – прораб тракторного завода «Каттерпилар» в Торонто, украинец канадского происхождения. Говорил на трёх языках, кроме украинского и русского, естественно.

Монреаль  летом – почти близнец Ленинграда. Тепло, уютно, кварталы – правильной квадратной формы, народ – добрый и радушный. По вечерам канадцы, чего по материальным  соображениям не могут себе позволить ленинградцы, собираются  с семьями и друзьями в кафе, пабах и ресторанах пообщаться. Англичане так и не сумели привить им своей холодности, французы-пошлости и развязности, американцы — наглости. Канадцы так и остались канадцами — добрыми, спокойными, взбалмошными, любопытными и гостеприимными.

Матросы за день намотались с разгрузкой, и я отпустил своего с вахты 00-00-04-00.В 3 часа ночи к борту парохода, стоявшего у причала  Виктория, лихо подкатил светлый «кадиллак», замызганный, вероятно, месячной давности грязью. Оттуда вывалилась двухметровая туша весом за сто килограммов и заорала  так, что эхо громко отдалось в пустом складе: «Эй, рашен, виски хочешь?» Я отрицательно покачал головой и тут же последовал следующий ор-вопрос: «А пива?» Я  помолчал настолько долго, чтобы ответ прозвучал утвердительно, и через  несколько  минут мы сидели  с новым знакомым на причале у ящика с великолепным «О кифом» и резво уничтожали пузатенькие 330-граммовые бутылки.

На  другой  день Питер приволок на судно несколько килограммов шоколада и начисто сразил весь наш женский персонал. Вечером в тот же день штурман Володька Лигин, второй механик Пиливец и я посиживали в портовом кабачке с незатейливым названием «Подвыпивший моряк». Верховодил Питер. Начали с лёгкого «Молсона», затем легли лагом к «О кифу» и элю. Отведали сладкого кленового шампанского «Кэнэйдиан драй». Питер шёл в авангарде – он уже взял на  грудь четвертушку «Белой лошади», заказал кубинского рома Баккарди и безобразно провоцировал нас на тяжёлую артиллерию. Когда перешли  к  пуншу – стало ясно, что нам всё равно, с кем и на каком языке общаться. Я отметил, что фужеры из небьющегося стекла мне нравятся. Питер немедленно затолкал мне два во внутренние карманы. Пожаловался официанту на Питера — тот ответил, что уже внёс их стоимость в счёт.

Поскольку чуть позже подошли ещё несколько наших, Питер резко взвинтил забор по винной карте Вайн-кард. Через час всем надо было ехать только в «кадиллаке». Набилось в машину человек 10 и ещё осталось место. Доехали нормально – мусорная урна не в счёт, вероятно, она просто стояла у нас на пути. На  пароходе Питер долго, обстоятельно рассказывал нам о чёрной и белой  магиях, а убедительно настолько, что мы упросили его провести хотя бы маленький сеанс.

На «Димитрово» при постройке немецкая снабженческая  машина где-то заикнулась и, вместо пепельниц, на судно были доставлены огромные, с суповую тарелку, плевательницы. Вот в такую посудину, не выкинув  окурков, маг налил воды и выдрал клок волос у завизжавшей от неожиданности буфетчицы Алечки. Такой же налёт он устроил на хохолок Саньки Тяжёлого. И сеанс начался! Питер велел выключить свет, произнести несколько  страшных, как он пояснил, заклинаний, и ни в коем случае не думать о том, что присутствуем на сеансе магии. Подробно, методично, долго монотонно и зловеще он наставлял нас, пока не замолкли даже зубоскалы – Фомы не верящие.

Потом Питер объяснил, что сейчас мы увидим, как мужские и женские волосы начнут свой таинственный любовный  танец и станут медленно сближаться. Помощник по политической части, опасаясь  провокационных вылазок капиталистических элементов, и блюдя нашу массивную  пролетарскую политическую платформу, полез вперёд. Все наклонились над плевательницей. Едва только наш политический вожачок авторитетно произнёс: «Гм, что-то есть» — как в полутьме мелькнула здоровенная лапа-сковородка канадца и грохнула по плевательнице. По нашим одураченным мордам  стекала грязная вода, а на лысину помполита шлепнулся размокший окурок…. Питер безобидно хохотал, матросы – в голос, офицеры смущенно хихикали, а лысина  комиссара радужно  переливалась, и от того, незамеченный ещё им  окурок, смотрелся особенно пикантно.

Питеру запретили появляться на пароходе. Дня три его не было, а на четвёртый  он, пыхтя и отдуваясь, втащил по трапу грандиозной  величины сверток-пакет, в котором, как оказалось, 86 мужских  сорочек – на 8 штук больше, чем членов экипажа. Сконфуженное полит-начальство рубашку взяло, но сделало замечание,  что  дарить женщинам мужские рубашки – бестактно. Питер тут же все оставшиеся вложил подмышку ошалевшему, а затем  и озверевшему вконец начальству.

В тот же вечер мы вчетвером были приглашены к Питеру в гости. Огромная, пятикомнатная квартира была одновременно  похожа и на холостяцкий хлев, и на жилище аристократа, и на угол бомжа. Книги и справочники по двигателям, альбомы импрессионистов, детективы и детские  комиксы, философские старинные фолианты, коробки с шоколадом и без, бутылки из-под шампанского  и  виски, жестяные пивные банки, бейсбольные биты, клюшки для гольфа, боксерские  перчатки и лапы…. Всё это и многое-многое другое лежало в страшном беспорядке  во всех пяти комнатах, и даже самые беспечные из нас поняли – сейчас заставят работать.

Разгребали этот кошмар битых два  часа, так как Питер руководил очень активно и совершенно бестолково. Здоровенный матрос Хаскаков с Питером несколько раз  передвигали  с места на место огромное старинное бюро, какую-то смесь барокко-регентства. Каждое перемещение сопровождалось подробными  пояснениями Питера. Врал он неимоверно, по-русски лихо  и по-американски бессовестно.

Узнали мы, что стоит бюро неимоверно дорого. Это, пожалуй, было единственным правдивым утверждением, потому  что на задней стенке бюро действительно  красовалась бронзовая медаль фирмы Шарля Крессана. Также было сказано, что его, бюро, даже  резко  двигать  нежелательно, что до нашего прихода к бюро были привинчены слесарные тиски и изрядной горой лежали слесарные инструменты, что его прабабушка  выиграла этот шедевр в Монте-Карло. Питер пояснил, что Монте-Карло  находится где-то в районе Галифакса и т.д. Возня у приза кончилась  тем, что передвигая его очередной раз, они оторвали у деревянной Психеи крыло. Гремел  мусоропровод, соревнуясь с магнитофоном, визжал пылесос, матюгались деликатно.

Когда мы навкалывались, как на аврале, Питер вспомнил, что, кажется у русских, когда приглашают в гости, иногда кормят. Я бессовестно подтвердил, что это так, особенно, если гостей заставляют работать. Из ресторана, расположенного на противоположной улице, официант принёс ящик спиртного и ровно пять бифштексов. К  12 ночи  мы сломали Питеру магнитофон, обрыгали ванную, много раз подряд  спели «парень молодой, в красной рубашёночке, хорошенький такой», конечно, «янки дуддль» и, в конце концов, собрались двинуться в сторону родного парохода.

Но неожиданно адрес Питера мы оставили. За нами приехали еще 4 человека из нашей команды на предмет неповрежденной нашей доставки под знамёна СССР. И вот, когда командированные за нами были уже в невменяемом состоянии (на них закуски не хватило), мы погрузились в «кадиллак» хозяина. На Шербрук-бульваре нас остановил полицейский дорожной службы, что для Канады уже является ЧП, служивый  никогда не остановит машину без причины. «Сэр, Вам помощь нужна?» Мертвецки пьяный Питер открыл дверь и промычал что-то. Полицейский многозначительно посмотрел на водителя, на  пассажиров,  и медленно закрыл дверь. В Канаде хоть слона вози в салоне, но создание аварийной обстановки на трассе карается очень жестоко и, особенно, если инцидент произошел по вине пьяного водителя.

Доехали почти благополучно, сбив всего одну шикарную монреальскую мусорную урну, но у самого парохода «кадиллак», почему-то, не захотел останавливаться и врезался в пакет металлопроката. Машину мы отремонтировали к четырём часам утра как могли. Оставшийся ночевать у меня в каюте  Питер, ещё час упрашивал меня принять в подарок бюро самого Шарля Крессана….

Продолжение следует…. Записки Деда. Путина или советы рыбакам

Оставить комментарий

Дизайнерская одежда Грейс Чэнь: сочетание двух культур

Дизайнерская одежда Грейс Чэнь: сочетание двух культур

Как праздновать Китайский Новый год

Отпуск в Турции

Что такое поисковое продвижение сайтов?

Как сэкономить с помощью ремонта фар, но не остаться в дураках

Постельные клопы. Где прячутся непрошенные гости

Драконы Комодо рассказывают о себе

Как увидеть гору Аватар? Пандора на Земле. Часть вторая

Как увидеть горы Аватар. Вас ждёт земная Пандора

5 правил сочетания классического пиджака с джинсами

Аномальная зима… Ещё больше хочется тепла и комфорта

Хочется всего и сразу? Тогда оцените риски

Во что играют дети в Японии

Подарки мужчинам на 23 февраля выбирать лучше заранее

Ах, Инстаграм… Без SMOService не обойтись

Ты такая Крыса! Особенности характера хозяйки 2020 года

Пошалим в шале на Новый год. Франция ждёт

Красота и макияж. Первые чёрные ресницы для наращивания

Что любит Крыса-2020. Цвета Нового года

Где провести Новый год? Планируем отдых заранее

Скуловая имплантация Zygoma

© 2012-2019 "Путь Востока" Яндекс.Метрика