Общество

Ворованные дети: голоса индейцев, переживших школы-интернаты

 Дарья   27 октября 2015

Я пишу о геноциде коренных жителей США, индейцев не потому, что сейчас модно критиковать Запад. Я пишу об историях этих людей потому, что это не просто история колонизации, а также не просто история уничтожения целого народа. Для меня эти истории важны, потому что это истории людей, прошедших и испытавших глубокую трагедию. И я хочу об этом рассказать русскоязычным читателям, потому что не вся информация о североамериканских племенах переводится и печатается, а потому может и не доходить до читателей. Лично для меня эти истории также важны, потому что я пытаюсь понять, как происходит планомерное и крупномасштабное уничтожение традиционной человеческой культуры, которое мы наблюдаем по всему миру. Коренные индейцы – не исключение. Эти истории – это также истории о мужестве человеческого духа, сломленного под давлением насильственного насаждения античеловеческой культуры, но пытающегося вернуть утерянное, став более сильным, мудрым и мужественным.

Эта статья является продолжением историй коренных американцев, прошедших насильственное обучение и промывание мозгов в школах-интернатах. О том, почему были основаны школы-интернаты в Северной Америке для детей индейцев, почему они приводили к большому проценту гибели детей, и что стало с теми, кто выжил, об этом я писала в других своих статьях*. Когда Североамериканские правители осознали, что они не могут уничтожить всех индейцев, они решили их ассимилировать в «цивилизованную западную культуру» и создали школы-интернаты, в которых учились и жили индейские дети, оторванные от дома.

В этих школах индейские дети подвергались избиениям, пыткам (побои электрическими дубинками), сексуальному надругательству со стороны учителей и наставников, и клиническим экспериментам. Им не разрешалось разговаривать на родном языке и поддерживать в какой-либо форме традиционную культуру. Не забывайте, что все эти зверства совершались над детьми! Согласно государственной документации, 50% детей в школах-интернатах умирали. Среди современного индейского населения самый большой процент наркомании, алкоголизма, а также суицида, особенно среди молодёжи.

Мне также хотелось бы, чтобы читатель обратил особое внимание на лица законодателей того времени, которые принимали законы в отношении коренного населения. Эти люди далеко не лишены интеллекта, образования и статуса, но они полностью просмотрели то, как их решения отразятся на будущих поколениях и всей жизни индейцев. По сути, они своими умными речами уничтожили целую нацию, целую традиционную культуру народа. Это очень похоже на то, как сегодня, с такими же умными лицами и лексиконом, полным даже ещё большим количеством научных терминов, принимаются законы в отношении наших детей, направленные на уничтожение традиционных ценностей.

Итак, голоса из прошлого…

Голос пожилой женщины: «Когда я была маленькой девочкой, и директор школы начинал бить других мальчиков, мне становилось очень страшно. Мальчикам доставалось больше всего. Учителя называли это «гулянка на скамейке» (bench party). Обычно это делалось после ужина и тогда мне становилось очень страшно, потому что я видела кровь».
Голос пожилого мужчины: «Я помню время мытья под душем. Ребёнку достаточно показать один или два раза, как мыть себя под душем, и он может сам это делать, мыть свои интимные места. Но наши руководители приходили каждый день и злоупотребляли своими полномочиями».

Голос пожилой женщины: «Я помню, когда меня только туда    привезли, нас постригли и выдали одежду. Я сидела с другими девочками, и я видела, как руководитель начал бить моего брата. Меня зовут Алис Маленький Олень (Alice Little Deer). Мне 78 лет. Я провела восемь лет в школе интернате».

«Меня зовут Рэймон Мэйсон и мне 62 года. И я провёл 12 лет в школе интернате».

«Меня зовут Мэдлин Дион Стаут (Madeleine Dion Stout) и мне 62 года. Я из Первоначальной нации Кихихи (Kijiji First Nation), Альберты, Канада. Я провела в школе интернат 36 месяцев — 3 года».

«Для того, чтобы дети получили подобающее образование, мы должны отделить их от их семей. Некоторые возразят — это тяжело, но, если мы хотим сделать их цивилизованными, мы должны это сделать» Министр федерального кабинета, 1883 год.

Рэймон Мэйсон: «Я помню, как они отобрали меня у моей матери и отчима. Я помню, что они сказали им, что это лучшее для меня, и чтобы они не волновались, и что за мной будут следить и ухаживать».

Мэдлин Дион Стаут: «Наши родители не хотели, чтобы мы волновались и не сказали нам, что нас разлучают на долгое время и практически невозможно будет навестить друг друга».

Рэймон Мэйсон: «На следующий день я проснулся рядом с сотней совсем незнакомых мне детей моего возраста, и я не понимал, что мы тут делаем, почему нас так много… Тогда моя жизнь полностью поменялась. Меня пороли ремнём. Меня били за то, что я говорил на своём родном языке. Они даже оттягивали мой язык и прокалывали его…»

Duncan Campbell Scott

Данкен Кэмпбелл Скотт, заместитель начальника по делам индейцев, канадский бюрократ, поэт и прозаик

Алис Маленький Олень: «Моё самое сильное воспоминание там, когда маленькая девочка умерла рядом со мной, ей было лет шесть, и я не могла понять, почему рядом нет её родителей. И я знала, что родители не чувствовали бы себя хорошо, что не могут быть там, когда их дочь находится при смерти. Их об этом просто не оповестили».

«В школах интернатах процент детских смертей намного превышает процент детских смертей в индейских деревнях, но это не оправдывает изменение в политике этого департамента, которая направлена на финальное решение индейской проблемы». Данкен Кэмпбелл Скотт, заместитель начальника по делам индейцев.

Рэймон Мэйсон: «В то время они не говорили нам, что наши сестры находятся по другую сторону коридора. Я очень долго не знал об этом. Потом я увидел свою сестру, я так обрадовался и побежал к ней, и вцепился в неё, обнял её… И я дрожал, потому что мне было страшно. И я не понимал, почему она меня отталкивает. Нам не положено было обниматься, разговаривать друг с другом, хотя мы жили в одном здании. Я помню, как директор поднял меня за руку и подвесил над полом, и бил меня клёпаным ремнём. Он давал пример другим детям: «Если вы последуете по стопам этого мальчика, то также получите наказание. Все остальные мальчики смотрели, а девочки продолжали идти вперёд по коридору».

«Их образование должно состоять не только из обучения ума, но и отлучения от обычаев и чувств их предков, и приобретение языковых навыков, искусств, и обычаев цивилизованной жизни». Эджертон Райрсон (Egerton Ryerson), 1847 Репорт по делам индейцев.

Adolphus Egerton Ryerson

Эджертон Райрсон, политик, методист и адвокат государственного образования

Мэдлин Дион Стаут: «Родители навещали нас очень редко, но мне запомнился один визит, когда пришли мои родители… Как только я увидела, что моя мама спускается с телеги, она ещё не вошла в дверь, я уже плакала. Я так по ним соскучилась. Когда они ушли, я плакала, пока кровь не начала сочится из моего носа».

Рэймон Мэйсон: «Они нас не просто шлёпали, они нас избивали. С того дня я пытался убежать. Я подружился с парнем по имени Дональд Аткинсон, и мы планировали побег. И когда нас поймали, мы очень дорого за это поплатились.

Дети Алис Маленький Олень также учились в школе интернате. Она говорит, что несмотря на то, что я говорила им быть духовно сильными, они не смогли этому соответствовать. Школа очень плохо на них повлияла, их сознание стало более шатким. «Когда они были с нами, они знали, как охотится на уток, ставить ловушки для зайцев, собирать чернику. Школа отняла у них традиционные знания. Всё в нашем мире было уничтожено. Мы не тревожили белых людей, но белые люди потревожили меня».

«Индейская культура является противоречием слов… они не цивилизованны… Цель образования — уничтожить Индейца». Nicholas Flood David Report, 1879.

Мэдлин Дион Стаут: «Есть три причины, почему школы интернаты являются кровью на Канадской земле: первое, это то, что мы стали чужаками на собственной канадской земле; второе, это то, что разорвались родственные связи между родителями и детьми, и школы-интернаты послужили основной атакой на отцовство; и третье, это то, что это очень сильно отразилось на нашем душевном здоровье в отрицательную сторону».

Майкл Лафт: «Меня зовут Майкл Лафт, мне 55, и мой отец 11 непрерывных лет учился в школе-интернате. Мой отец рассказал мне, что однажды в школьной столовой им было так скучно, что они просто ходили по кругу, один за другим, потому что им запрещалось играть и бегать, как обычным детям. Школа закончилась, но на каникулах им также не позволяли играть, как нормальным детям, и поэтому они ходили круг за кругом, круг за кругом по столовой…»

В школах-интернатах была строжайшая дисциплина. Многие дети, вышедшие из этой системы, становились военными. Армейская дисциплина давалась им легко, они к ней привыкли.

Lorina

Лорина Фонтэйн

Лорина Фонтэйн: «Меня зовут Лорина Фонтэйн, мне 38 лет и мои родители, а также бабушки и дедушки учились и жили в школе- интернате. Однажды я находилась на конференции, где моя мама рассказывала о своём опыте учёбы в школеинтернате. Я только тогда узнала об этом. Я была шокирована, мне было грустно, я как будто замерла, впала в оцепенение, когда она говорила. Только тогда я начала задумываться над историей нашей семьи, почему присутствовало поругание и неправильное отношение, когда я росла».

Майкл Лафт: «Потому что моего отца били, и он никогда не знал, когда его будут бить снова и за что, он принёс это домой, и мы дети, испытали тоже самое».

Лорина Фонтэйн: «Я выросла в семье, где у родителей отобрали детство, и у которых не было родителей, с которых можно было брать пример, у кого можно было учится. Когда я узнала, что член моей семьи, который плохо ко мне относился, вырос в школе-интернате, теперь я понимаю почему он так себя вёл».

Майкл Лофт: «Когда моему отцу исполнилось 16 лет, он в итоге вернулся домой. Позднее он мне рассказал, что он не мог найти общий язык со своими родителями. Он не мог говорить на коренном языке, не понимал культуру. Поэтому он вернулся ещё на один год в школу-интернат, потому что она теперь стала его домом».

«Великая цель нашего законодательства — уничтожить племенную систему и ассимилировать индейцев во всех отношениях…» Сэр Джон А. МакДоналд, 2 мая, 1887.  

Sir John Macdonald Pic

Сэр Джон А. МакДоналд

Лорина Фонтэйн: «Я выросла, не зная своего языка, и я стеснялась нашего языка и нашей тождественности, и мне кажется, что мои родители и родственники также стеснялись, потому что они не хотели говорить с нами об этом и делиться с нами тем, кем мы были, нашей культурой».

Майкл Лофт: «Было много страха, страха, который они внедрили в него, он принёс это с собой и это вошло в нашу семью…, и я также научился страху, как ребёнок. Я делал тоже самое с моими детьми. Когда они поступали не так, я внушал им страх».

«Наше стремление — продолжать, пока в Канаде не останется ни единого индейца, не абсорбированного в политическое тело… и тогда уже не будет «Индейского дела» и «Индейского департамента». Данкен Кэмпбелл Скотт, заместитель начальника по делам индейцев.

Майк Лофт: «В целом пережившие школы интернаты не совершают больше самоубийств чем общее население, но дети переживших школы интернаты совершают более всего самоубийств, в 6-7 раз больше чем среднестатистическая цифра в провинции».

Сейчас в мире, не только в России, ведётся много дебатов на тему запланированного деторождения и воспитания, поднимаются вопросы ювенальной юстиции, решающей вопросы несовершеннолетних, а также чипирования детей. На государственном уровне уже давно рассматривается проект «Детство — 2030», где детей собираются отделить от родителей и растить отдельно в изолированной зоне. Я думаю, что уроки из представленных выше историй, актуальны сегодня не меньше, чем они были тогда. И я лично считаю, что человечество имеет шанс на выживание, только если оно будет придерживаться традиционной человеческой культуры.

Красивая музыка индейцев:

*Другие статьи на эту тему:
Религиозное гестапо — школы интернаты для индейцев —  http://ozareniye.livejournal.com/52478.html
Наш дух не разговаривает на английском языке: школы интернаты для индейцев — http://ozareniye.livejournal.com/52146.html
История доселе не рассказанная — http://ozareniye.livejournal.com/52579.html
Американский Холокост коренных американцев (индейцев) — http://ozareniye.livejournal.com/51790.html
Красный плач — сегодняшний геноцид в Америке — http://ozareniye.livejournal.com/64410.html

Оставить комментарий

Дизайнерская одежда Грейс Чэнь: сочетание двух культур

Дизайнерская одежда Грейс Чэнь: сочетание двух культур

Подготовиться к переезду правильно. Рецепт

Пожиратели пластика идут с Востока. Узрите!

Какие подходы есть при решение задач промышленного проектирования?

Необычные праздники. Отмечаем День слона

Отмечаем! История празднования Дня Рождения

Неожиданные возможности любимого лагмана

Как грамотно заказать эвакуатор?

Обзор автомобильных вышек

Смотреть «Иван Царевич и серый волк 4»

Грузоперевозки: особенности документального оформления

Симптомы и лечение молочницы у детей во рту

Как хоронят людей в разных странах мира

Бумажные пакеты с логотипом и их влияние на подсознание покупателя

Пусть вас сомнение не гложет. Полиграфия вам поможет!

Хотите сделать фотосессию? Вас выручит аренда фотостудии

Пан Пельмень, вернись! Я всё прощу!

Кого боится слон? Читайте о невиданном чудовище

Таинственный город обнаружили исследователи у берегов Кубы

Яхтинг для новичков

Новообразования на коже. Какие они бывают

© 2012-2017 "Путь Востока" Яндекс.Метрика