Истории совершенствования древних китайских поэтов — Ван Бо

 Алекс   7 апреля 2012

Ван Бо был поэтом, который жил с 649 по 676 г. н.э. Также он известен  как Цзыань, и был одним из «четырёх выдающихся поэтов начала династии Тан». Четыре поэта – это Ван Бо, Ян Джион, Лу Чжаолинь и Ло Биньван. Стихи Ван Бо имеют освежающий стиль, но именно его оды (ода – лирическое стихотворение, обычно отмеченное возбуждением чувств), сделали его выдающимся поэтом в начале династии Тан. Ван Бо сотрудничал с Лу Чжаолинем и другими поэтами, чтобы улучшить стиль поэзии своего времени, который был описан как «чрезмерное стремление к тонкой структуре, что превратило написание поэзии в работу, подобную резьбе».

«Предисловие сборника поэзии павильона Дэн Ван», который Ван Бо написал в возрасте 27 лет, является известным поэтическим произведением. Стихотворение, которое он написал в конце предисловия под названием «Поэзия павильона Дэн Ван» широко признано, как одно из лучших стихотворений династии Тан. Стиль этого стихотворения имел большое влияние на последующие поколения поэтов. Его стихотворение под названием «Провожая Ду Шаофу на его пост в Шу Чжоу», широко признано, как один из «шедевров поэзии династии Тан». Одна из строк в этом стихотворении, звучит так: «закадычный друг издалека приносит ближе далекую страну», стала известной и часто цитируемой фразой на протяжении веков. Она тронула сердца древних и современных людей.

Ван Бо родился в семье учёных, члены которой были чиновниками суда в течение поколений. Дед Ван Бо, Ван Тун, был выдающимся учеником Сю Кай из династии Суй. [Сю Кай — самая низкая степень, возложенная на успешных кандидатов, в соответствии с прежней системой гражданской службы]. Ван Тун когда-то работал в качестве секретаря округа Шу и наставником феодала округа Шу. Уйдя из правительства, он остался дома, сосредоточившись на преподавании в школе Лунмэнь и написании книг. Его литературные работы включают «Классика Юань» (или «Юань Цзин») и «Чжун Шуо». Обе получили благодарности от учёных своего времени. Отец Ван Бо, Ван Фучжи, служил на многих важных постах в государственном управлении. В последние годы жизни он стал заинтересованным в метафизике — форма совершенствования в то время.

Ван Бо родился необычайно ярким и умным ребёнком, с отличным врожденным качеством уразумения. На самом деле, он был вундеркиндом. Ван Бо в шесть лет писал превосходные эссе, в возрасте девяти лет он отметил ошибки в книге «Западная Хань» (или Хань шу), и с легкостью прочитал Шесть Классик (или Лю Цзин) за месяц в возрасте десяти лет. Даже его друг Ян Джион, тоже вундеркинд, думал, что Ван Бо уже родился хорошо разбирающимся в классической китайской литературе. В возрасте четырнадцати лет, Ван Бо был выдвинут в качестве кандидата на гражданскую службу, из-за его репутации вундеркинда. Он прошёл на отлично экзамен на гражданскую службу и получил официальную позицию Сан Лан в королевском суде. Когда ему было шестнадцать, феодал округа Пей завербовал его на должность королевского писателя и очень сильно восхищался его талантом. Когда Ван Бо исполнилось восемнадцать лет, большой популярностью стали пользоваться петушиные бои, особенно среди королевской семьи. Ван Бо, дразня императора, написал статью под названием «Петух, который возглавил крестовый поход против короля Ван Ин». Император был настолько оскорблён статьей, что приказал феодалу округа  Пей изгнать Ван Бо из суда без промедления.

После своего изгнания Ван Бо путешествовал по провинции Сычуань. Красивые природные ландшафты помогли Ван Бо развить душу и подарили ему моменты литературного вдохновения. С этого момента  Ван Бо начал быстро прогрессировать в поэзии и эссе. Как будто ему помогала божественная сила. Работы Ван Бо улучшались изо дня в день. Он производил сильное впечатление на страну с каждой написанной им статьей в этот период. «Эпиграф из Храма Конфуция круга И» считался «самым великолепным и величайшим сокровищем всех времён». Позже Ван Бо получил государственную должность, но его решение дать смертный приговор слуге чиновника едва не стоил ему жизни, и отразилось в понижении должности его отца. Таким образом, Ван Бо ушёл со своего официального поста и остался дома, сосредоточившись на своих произведениях. В возрасте 27 лет он утонул, пересекая реку, чтобы посетить своего отца в Цзяо Чжи.

Хотя Ван Бо прожил короткую жизнь, только 27 лет, это была богатая и красочная жизнь. Как талантливый вундеркинд, Ван Бо был более зрелым, чем люди его возраста, и даже среди ученых мужей, мало кто мог его понять и принять. Было бы легче понять жизнь Ван Бо, если мы представляли его, как человека, который прожил 81 лет, но он сжал жизнь в треть. Удивительные таланты и достижения Ван Бо, сформировали такой контраст с его чрезвычайно коротким сроком жизни, что на протяжении сотен лет те, кто изучал его, сожалели о краткости его жизни. Тем не менее, с точки зрения совершенствования, жизнь Ван Бо была естественной. Не стоит испытывать чувства жалости потому, что путь самосовершенствующегося всегда чётко запланирован. Многие молодые совершенствующиеся, которые достигли Совершенства, покинули этот мир в виде так называемой смерти. За свои короткие и непредсказуемые лета, Ван Бо вёл богатую и яркую жизнь совершенствования.

С детства Ван Бо был полон сыновней почтительности. Его отец был очень добрым человеком, и часто учил его так: «Древние мудрецы считают, что сын без медицинских знаний  далёк от сыновнего благочестия». Ван Бо прочно сохранил эти слова в голове и тайно искал хорошего врача, чтобы изучать медицину и выполнять свои сыновние обязанности. В 661 г. или 660 г. н.э. Ван Бо было одиннадцать или двенадцать лет. Он встретился с выдающимся врачом, доктором Цао из Чаннань, национальной столицы в то время. Полное имя доктора Цао Цао было Юань Даочжэнь. Как и знаменитый врач Бянь Цюэ, доктор Цао мог издалека сказать о здоровье человека, просто посмотрев на лицо, и обладал способностью видеть внутренние органы пациента. Он также выполнял открытые операции на сердце, как другой знаменитый врач  Хуа То. После того, как доктор Цао взял Ван Бо в качестве ученика, он рассказал ему об истории медицинской практики своей семьи. Оказалось, что он выучил медицину из «Классики восьмидесяти одной болезни Жёлтого Императора», тайной книги медицинской документации, переданной Жёлтому Императору от Бо Ци, который затем передал её своим преемникам. Книга передавалась в течение 53 поколений, когда она была передана доктору Цао. 36-й наследник, Бянь Цюэ, был первым, кто понял смысл содержания книги. Хуа То, другой известный врач, был 46-й наследник книги. Хотя доктор Цао был выдающимся врачом, он был очень сдержанным и скромным. Он жил в уединении, и поэтому мало кто знал его. Когда он впервые встретился с Ван Бо, он слегка похлопал Ван Бо по плечу и сказал: «У меня нет желания принять ученика». Когда Ван Бо поклонился доктору Цао и искренне попросил взять его учеником снова и снова, доктор Цао, в конце концов, согласился принять его в качестве студента. Тем не менее, Ван Бо держал свое медицинское образование в тайне даже от семьи. Доктору Цао потребовалось пятнадцать месяцев, чтобы научить Ван Бо избранным главам из Книги Перемен, вопросам и ответам  Жёлтого Императора, Классике сложных заболеваний, а также другим известным медицинским текстам, такие, как Сан-Цай Цзя Лю Мин и Тан Ю Куи.

Когда медицинская подготовка Ван Бо была закончена, доктор Цао сказал ему свои последние слова: «Принципы Инь и Ян не должны быть упомянуты другим небрежно. Искусство иглоукалывания не должно быть случайно передано другим. Вы не должны быть увлечены успехом и не должны хвастаться. Вы должны молча улучшать себя». Ван Бо соблюдал инструкции своего учителя и спокойно учился у него ещё пять лет. В конце концов, у Ван Бо пробудилось желание самосовершенствоваться и достичь вечной жизни (просветления). В итоге он почувствовал, что был очищен от всей внутренней грязи.

Шесть лет спустя, Ван Бо приобрёл экстраординарные способности видеть внутренние органы человеческого тела. Возможно, благодаря этому видению, Ван Бо начал чувствовать, что «человеческий мир был грязным», и обычные люди были грязными. В результате, он возненавидел человеческое царство и пожелал отстраниться от человеческого мира. Он откровенно признался, что устал от человеческого общества, и стремился заниматься самосовершенствованием в уединённой среде. Его желание усиливалось мистическими историями совершенствования, рассказанные некоторыми из его соучеников, которые часто его посещали. Иногда он даже ездил с божествами во сне. Он хотел покинуть человеческий мир и присоединиться к богам и божествам, в тумане и в облаках. Ван Бо слышал, что даосы считают, что употребление «сущности камня» поможет человеку летать, поэтому ему очень хотелось следовать этой практике.

Ван Бо понял, что существует противоречие между его жизнью и его идеологией. В возрасте 20 лет он написал «Предисловие к прогулке по храму на горе», в котором говорилось, что он часто методично и подробно изучал Божественные Писания и даосские книги. Тем не менее, чтобы заботиться о его родителях и семье, ему нужно было зарабатывать на жизнь. Он прекрасно понимал, что если бы он работал правительственным чиновником, он обрёл бы славу и богатство, но рисковал бы разрушить свою истинную природу и его врожденные качества просветления. Судя по всему, Ван Бо был совершенствующийся с сильной верой в Дао, и верил, что он, в конечном счёте, будет соответствовать требованиям божеств. Он решил быть чистым и спокойным, а также отстаивать Дао. Он был полон решимости игнорировать выгоду и потери в человеческом мире, и следовать Дао, пока  не вернётся к своему первоначальному Я и полностью погрузится в Дао. Это был Тао (Путь, Истина), который был по-настоящему драгоценен, и это всегда был Дао, которого он искал. Он глубоко чувствовал, что Тао был чрезвычайно глубок — неизмерим.

После 20, Ван Бо уже выделялся своими литературными талантами. Это было прекрасное время для него искать награды и достижения. Тем не менее, он видел дальше пределов богатства и славы. Он ценил совершенствование в Дао и освобождение от погони за богатством и славой. Конечно, было бы более естественным и менее сложным для пожилого человека, который пережил взлеты и падения в жизни, стремиться к Дао. Но для молодого учёного в расцвете жизни, которому богатство и славу сулила вся элита общества, отказаться от такого, и смириться с потерей выгоды в повседневной жизни людей, поддерживая твердую веру в Дао, было поистине драгоценным и вдохновляющим.

Ван Бо сказал: «Я впервые изучил Обряды Чжоу в детстве. Хотя я любил читать книги из конфуцианской школы, я обнаружил, что порой мысли школы Дао были ближе к моей природе». Его аккламации Конфуция в «Эпиграфе Храма Конфуция в округе И», на самом деле пища для размышлений: «Учение мудрецов может превратить человека в бога или злое существо. Человек обретёт всевозможные мистические силы в самосовершенствовании». В этом эпиграфе он цитировал Книгу Перемен: «Мудрец (Конфуций) учил принципам богов школы Дао, и все люди должны подчиняться им». Примечание: Ван Бо пытался поднять Конфуция до даосского мастера, но последующие поколения, особенно после династии Сун, пытались опустить учение Конфуция до очень низкого уровня. Именно на таком уровне конфуцианство сегодня. Но в то время все думали, что они делают большую услугу Конфуцию.

Первое, чему доктор Цао научил Ван Бо, были избранные главы из Книги Перемен. В результате, Ван Бо овладел искусством изменения, в которое вошли такие навыки  как гадание и расчет календаря в десять тысяч лет, что было очень трудно понять обычным людям. Он даже подсчитал календарь в тысячу лет, под названием Календарь в тысячу лет династии Тан для людей Тан. Тем не менее, ни один из этих навыков не позволил ему сделать быстрый прогресс в понимании Дао, или быстрее продвигаться в его совершенствовании.

Ван Бо разработал более глубокое понимание Дао только тогда, когда он думал о применении принципов в Книге Перемен только в противоположном направлении, чем это практикуется у обычных людей. История этого крупного прорыва была также удивительна, как и его встреча с доктором Цао. Однажды ночью, когда он глубоко изучал искусство изменения, Ван Бо приснилось, что Конфуций сказал ему: «И (изменения) имеют Тай Чи. Это ваш намёк». Когда он проснулся, он размышлял об этих словах снова и снова, пока он, наконец, не пришёл к лучшему пониманию. После этого он написал много статей с прорывами в искусстве Изменений, такие, как пять томов «Вычет искусства Изменения». К сожалению, эти работы в настоящее время утрачены. Но, к счастью, до сих пор можно найти следы его понимания в некоторых его работах, которые всё ещё существуют сегодня. Ван Бо написал в восьми теориях гадания: «Когда у вас нет никаких человеческих понятий, и когда вы не привязаны ни к чему, вы не далеко от области Тай-Чи, всё в ваших глазах происходит от двух полярностей. Когда вы не обращаете внимания ни на что, вы достигли области Тай-Чи». Каждый, кто читал Книгу Перемен, знает, что «Тай-Чи приводит к двум полярностям; две полярности приводят к Четырём состояниям». Тем не менее, обычные ученики Книги Перемен просто следуют «ветвям дерева», изложенным в книге, и запоминают все «гуа» (или «знаки»), чтобы применять теорию в «Книге Перемен» в повседневной жизни. Другими словами, они по-прежнему сосредоточены на использовании и применении теории  только в своих интересах. Вот почему Лао Цзы сказал: «Простота — совершенствование». Совершенствующимся необходимо восстановить их первоначальную природу, и воздержаться от «использования всего в свою пользу». Поэтому надо подниматься по ветви «вверх» от 64 «гуа», четырех состояний, двух полярностей до тай-чи. Тай-чи означает «Существование», «Единый» и «Простота». Этот процесс является отголоском «сумасшедших слов» даоского учения Чжан Саньфэн: «Норма — обычна. Против нормы — божественно. Противоположность обычным людям — Дао». Более 1000 лет до Чжан Саньфэн, Ван Бо, человек, в свои 20 лет, имел такое глубокое понимание Дао, особенно в искусстве изменения. Эта возможность, конечно, смутит многих даосов после времени Ван Бо.

На данном этапе, должно быть, очевидно, что Ван Бо было действительно совершенствующимся. Он изучал медицину, потом даосизм, и повышал своё понимание через Книгу Перемен. Управляемый или получающий подсказки во сне от людей, которые вышли за пределы мира смертных, Ван Бо видел сквозь светский мир, отказался от славы и богатства, и имел твёрдую веру в Дао. Без сомнения, он стал совершенствующимся в школе Дао. Тем не менее, Ван Бо снова удивил всех, когда он затем обратился в Буддизм и совершенствовался в школе Будды.

Хотя мы нашли больше свидетельств о более ранних исследованиях жизни и мышления Ван Бо, очень мало было записано о том, что повлияло на его решение совершенствоваться в школе Будды. Мы смогли найти только фрагменты об этом в собрании сочинений Ван Цзяня, опубликованном в год Гэн Чэнь, во время правления императора Чун Чжэнь в династии Мин. Мы не можем определить точное время, когда Ван Бо решил совершенствоваться в Законе Будды. Из собрания сочинений Ван Цзяня, мы знаем, что Ван Бо ещё не учился в школе Будды в возрасте 20 лет. Поэтому логично, что Ван Бо начал совершенствоваться в Будду в возрасте от 20 до 27 лет. Все десять эпиграфов были написаны для храма Будды, кроме знаменитого «Эпиграфа для Храма Конфуция округа И». Последние две статьи в сборнике работ Ван Цзяня являются «История совершенствования Шакьямуни» и «Поэма для Будды Шакьямуни». «История совершенствования Шакьямуни» была поэма, в которой описывается определение Шакьямуни совершенствования и его путь к просветлению. В связи с частым использованием терминологии Буддизма в стихотворении, обычным людям было очень трудно понять стихотворение. Знаменитый монах Хуэй У в городе Цяньтан написал подробные примечания для книги. Эпиграф, включая примечания, имел двадцать шесть страниц. «Поэма для Будды Шакьямуни» была короткой и восхваляла Будду Шакьямуни. Последние два предложения в этой поэме: «Я хочу достичь уровня Бодхисаттвы, и достичь Совершенства при смерти». Эти фразы описывают желание Ван Бо совершенствоваться в Законе Будды. В примечаниях к «Истории совершенствования Шакьямуни», монах Хуэй У также отметил два дополнительных эссе Ван Бо в отношении Будды. Они назывались «Описание статуи Шакьямуни» и «Эпиграф для картины Ли Бай», и были очень известными и популярными в то время. Жаль, что все они теперь утеряны. Кроме того, Ван Бо написал предисловие к биографии Си Лу Фэн Зон, книга, в которой описаны восемь праведных принципов школы Будды. В книге в целом было 100 000 слов.

Перевод с: http://www.zhengjian.org/zj/articles/2003/1/25/20171.html

Оставить комментарий

Эксклюзив
 
Арахис. Ешьте, не болейте и живите долго
Здоровый образ жизни
Подробнее
Дизайнерская одежда Грейс Чэнь: сочетание двух культур

Дизайнерская одежда Грейс Чэнь: сочетание двух культур

Пропала удача? Нужна программа роста

Как удачно купить одежду через Интернет

Как защитить себя в жестоком мире

Петербург — город вдохновения. С чего начать знакомство?

Вы не знаете, как изменить жизнь? Знает CapitalXP

Как избавиться от стресса без ущерба для прогресса

Что тебе подарить, человек мой дорогой

Как продлить лето? Поезжайте во Вьетнам

Скоро выходные! Значит пора на пикник

Отправляясь в путешествие: как выбрать гостиницу?

Приобретение гражданства Сент-Китс и Невис: новые возможности по выгодной цене

Почему устройства защиты от перенапряжений являются такими эффективными?

Настало лето! Пора в поход

Потолок! Дальше некуда

Какие сладости предлагает нам Япония

Сон может быть вредным, считают японцы

Общество потребителей требует комфорта

Что нужно знать перед путешествием в Китай

«ИГЕБА»: Надежное дезинсекционное оборудование по доступной цене!

Если разруха в клозетах. Современные решения

© 2012-2018 "Путь Востока" Яндекс.Метрика